Рекламный баннер 900x60px top
ВалютаДатазнач.изм.
USD 21.06 72.22 0
EUR 21.06 85.99 0
Архив номеров

Шла война...

2017-05-04

Стоит двум старикам сойтись, и, о чем бы ни пошел у них разговор – о погоде, о донимавшей хвори, пенсии или о ценах, что начисто опустошают их карманы, он обязательно повернется к военному времени. Слушаешь, запоминаешь нехитрые их рассказы, в которых и геройского-то вроде нет, да и собеседники называют друг друга не по имени–отчеству, как принято, а просто Петро, Павел или Федюха, и ты отчетливо начинаешь понимать: не могли фашисты таких людей сломить. Убить – могли, покорить – нет!
РАЗВЕДЧИК
Из рассказа Фатиха Динеева, полного кавалера орденов Славы.
– Осенью 1943 года в нашу 396 отдельную моторазведроту прибыло пополнение двадцать пятого года рождения. И каково же было удивление, когда среди молодых бойцов увидели пожилого, лет пятидесяти, солдата, медлительного, неуклюжего. Когда командир взвода определил его в мое отделение, совсем пал духом: ну, какой из него разведчик?! Шинель коробом, пряжка ремня на боку, пилотка натянута на уши.
– Звание, фамилия? – спрашиваю.
– Косьмин Иван Федотович. Колхозник.
«Вот оно, мое горе», – мелькнуло в голове.
– Доложить по Уставу!
– Ну, зачем же так кричать. Вы, я вижу, человек сильный. Вон и орден на груди...
– Не орден, а медаль «За отвагу», – поправляю его.
– Пусть будет так, – соглашается Косьмин. – Награда высокая. Слабым она не дается.
Словом, сразил меня. Думаю, черт с тобой, колхозник Иван Федотович.
23 сентября получаю приказ провести разведку у села Беленькое, выяснить силы противника – в этом районе намечалось форсировать Днепр и занять плацдарм.
Подготовили лодку. В вечерние сумерки доставили ее к берегу. Днепр есть Днепр. Река могучая, быстрая, с водоворотами. Только отплыли от берега, лодку закружило. Ребята все молодые, сильные, но степняки – в лодку первый раз в жизни сели.
– Налечь на весла! – даю команду. – Выровнять лодку!
Ребята изо всех сил работают веслами, а лодку вертит.
– Командир, – слышу голос Косьмина, – ты нас так всех к рыбам на съедение отправишь. Уступи мне место рулевого.
И ведь вырулил. Да так умело, что ни в один водоворот не попали – нюхом что ли их чуял. За ночь осмотрели село, у оставшихся жителей выяснили, в каком доме располагается комендатура. Сняли охрану из полицаев, а самого коменданта подняли с постели и доставили в дивизию. Комендант показал, да и жители Беленького рассказывали, что немцы оставили село под охраной полицаев и все силы бросили под Запорожье, где наши войска вели упорные бои за овладение плацдармом. Уход немцев из села Беленькое облегчил форсирование Днепра, и дивизия прочно закрепила за собой плацдарм.
А вот второй случай. Было это при освобождении Одессы в апреле сорок четвертого. Дивизии предстояло форсировать лиман и напрямую выйти к городу. Моему отделению и отделению сержанта Дюбина поставили задачу: перейти лиман и разведать укрепления противника на подступах к городу. День оказался теплый, солнечный. Разведчики – народ горячий, боевой: прямо в обмундировании полезли в воду. Косьмин воспротивился:
– Нет, командир, так дело не пойдет, – начал он снимать с себя гимнастерку, сапоги, брюки. Оказавшись в чем мать родила, он, охая и вскрикивая, забрел в неподогретую апрельскую воду лимана. Дюбинцы посмеялись над чудачеством Косьмина и не стали раздеваться – так–то мол, теплее в воде.
Прав оказался Косьмин. Выйдя из воды на другом берегу лимана, мы одели на себя все сухое и шли свободно. Дюбинцев же сковывала мокрая одежда, и им пришлось у одной из лесополос остановиться, разводить костер и сушить обмундирование.
И еще один случай. К 20 августа наша 333 стрелковая дивизия в Молдавии вышла к реке Прут. Намечалась операция по освобождению Румынии и Болгарии. Требовался срочно «язык». Все попытки взять его из окопов противника не принесли успеха. Провалилась и разведка боем. Вот тогда–то и было решено озером, которое километров в восемь уходило в тыл к немцам, обойти их оборону, выйти в тыл, сделать засаду. Начальник разведки дивизии одобрил план. Вечером, скрываясь даже от самих солдат, спу стили лодку и сразу закружились над ними чайки, подняли невообразимый галдеж. Что делать?
вновь нашел Косьмин:
– Командир, оставьте ради бога эту лодку. Вплавь будет безопаснее.
– Ты что, с ума спятил? – говорю ему. – Плавать-то из нас никто не умеет. Потонем.
– Дай командир каждому нарезать два камышовых снопа. Привяжем их подмышки и можно идти как по земле: только ногами болтай.
Находчивость Косьмина и здесь выручила нас – привели сразу двух языков и оба – артиллеристы.
Записал И. ГОЛОЩАПОВ
8 мая 1994 года

330

Оставить сообщение:

Рекламный баннер 900x60px bottom